Главное содержание

Здесь есть всё для активных и энергичных людей! У нас можно узнать куда сходить и чем заняться в городе, афиши кинотеатров и репертуары театров, всё о клубах и модных местах, прочитать об успешных современниках и интересных людях, добавить свою статью и поделиться творчеством и идеями!

Мы в Лайне: line://ti/p/%40por7687f
Мы ВК: http://m.vk.com/club119464479

П О Е З Д     П Р О Х О Д И Т...

(рассказ)

В связи с приближением юбилея республики, меня вызвал к себе гдавный редактор нашей газеты, которая называется «Правда» . По причине того, что в этой организации я получал зарплату, и это был мой начальник, я, даже если бы он и не хитрил со мной, должен был выполнить его задание: говоря: «Среди журналистов нет никого , «такого», как ты, он использовал слово «такого» в хорошем смысле, хотя если посмотреть на это слово отдельно от контекста, оно ничего особенного и не означало.
– Состояние жизни наших людей улучшилось в невиданной степени. Весь мир удивляется нам... Нужно написать большой очерк, достойный нашего времени, и чтобы он всколыхнул души наших читателей. О трудностях писать необязательно. Это ты знаешь сам... Есть старик, которому девяносто лет. Семьдесят два из них он был чабаном....»
Я решил сам сказать следующую фразу, которую собирался сказать начальник:
- А назовём очерк « Счастливый старец». --Но, как и случалось много раз и раньше, и на этот раз мне не повезло – я не сумел угодить редактору. –- Нет, так не пойдёт – сказал начальник, сдвинув густые брови. – Ты одно пойми. Никакой человек, даже самый энергичный, не становится счастливым сам по себе. Или счастье не может, как дождь, политься на человека. Счастье зарабатывается только трудом...
- -« Старец, нашедший своё счастье в труде»...
-- Ближе – сказал редактор, немного улыбаясь. А когда я улыбнулся, радуясь тому, что он улыбнулся, начальник принял окончательное решение. – А что, если « Счастливый старец, нашедший своё счастье в свободном труде?» Весьма гармонично.


Хотя мне и не очень понравилось такое длинное название, я быстро ответил в тон редактору:
- Очень хорошо получается! Труд ведь тоже бывает разный. Есть свободный, как у нас, а есть тяжёлый, как у негров...
Начальник удовлетворённо кивал, соглашаясь с моим ответом, наконец-то попавшим в точку...
« Счастливый старец, нашедший своё счастье в свободном труде» , который должен был стать героем моего очерка, жил там, где большая река, протекающая перед нашей редакцией превращалась в маленький арык и уходила в песок. « Такой» журналист, вышедший из дома спозаранку, поехав раз на автобусе, и два раза в кабине грузовика, везущего щебень, в глубокий полдень добрался до села, которое называлось « Adalat":.("Слраведливость») Если только не считать того, что в двух километрах от села проходила железная дорога, и в дома жителей села были проведены газ и электричество, было видно, что жители здесь живут поскромнее, чем жители сёл, находившихся поближе к городу. Мне даже встретились даже два дома, построенных изкомьев глины, о которых в наше время уже даже позабыли. Но были и шикарные дома, построенные из выжженного кирпича. Но дом Махмуда ага нельзя было сравнить ни с чем. Когда сосед показал мне домстарика со словами: «Только что бежал в сторону магазина», я подумал «Как же может бежать человек в девяносто лет?», и начал рассматривать дом старика. Из кривой трубы, выходящей из боковой стены старенького дома,выходил тёплый воздух. Это говорило о том, что в этом старом неказистом домике, стоящем уже много лет,до сих пор живут люди. Прямо над дверью дома торчала жёлтая жердь с сажень длиной, похожая на ствол древней пушки. Её словно захватили жёлтые муравьи. На этой жерди висела старая корзина, сплетённая из неравномерных, грубых прутьевгребенщика. Наверное, в ней свили гнездо птицы, из её щелей были видны сухая трава и перья.На старой двери, которая уже много лет не знала и запаха краски, висел большой замок, похожий на амбарный. Большой огород, словно подтверждая, что его хозяин провёл всю свою жизньв степи, лежал неухоженный – ну хоть бы там росло одно тенистое или плодовое деревце!
Мне не пришлось ждать долго.Издалека появился смуглый худой старец низкого роста, немного сутулый, в одной руке которого был посох, в другой узелок. Сначала я и не думал, что это чабан Махмуд. Потому что те двое девяностолетних людей, которых знал я, не выходили из дома, и еле-еле вставали по нужде. А бодрая походка и движения яшули, которого я видел сейчас, не соответствовали его годам. Посох в его руках был не опорой старика, которого покинули силы, а средством оборонения от собак и птиц, и дань старой привычке, он словно плылпо воздуху, не касаясь земли. Даже когда он подошёл ближе, я усомнился, что ему так много лет. Конечно же, долгие годы оставили печать на его лице, а его руки, похожие на высохшие ветки дерева, свисающие из коротких рукавов старого ватника, напоминали чёрную кочергу, засунутую в рукав. А его рука с узелком, если посмотреть внимательно, мелко дрожала. Глубоко посаженные чёрненькие глазки, словно два колодца , вырытые в низине, выглядывавшиеиз глубоких глазниц, были очень живыми. Одним словом, этот смуглый худощавый старикбыл ещё полон жизненных сил. Его улыбчивое круглое лицо, всё покрытое мелкими морщинками, говорило о том, что старик был доволен своей жизнью. Видимо прав был начальник, назвав его «Счастливым старцем». Старый чабан приветливо поздоровался с незнакомым журналистом, стоящим у его дома, словно он был его старым товарищем, расспросил его о здоровье и делах, поинтересовался здоровьем моих детей, хотя даже и не знал наверняка, есть они у меня или нет.После расспросов, он пригласил гостя в дом.
Пока открылась дверь дома, пришлось ждать долго. Махмуд ага прислонил к стене свою палку, а свой узелок, жалея положить на землю, дал в руки мне, и после того, как освободил обе руки, отстегнул все пуговицы своего ватника, которые все были застёгнуты.
Я ожидал от его движений чего-то необычного. Старик, неторопливо совершающий все свои движения , снял с головы старенькую шапку, и снял с шеи через голову полосатую верёвочку. Я понял значение этого движения только тогда, когда увидел на конце верёвочки грубый, длиною с кисть руки, ключ. Он объяснил, увидев, с каким вниманием я наблюдаю за его действиями: - -Если вот так вот , не повесишь на шее, иногда приходиться долго искать ключ, который у тебя в руках, пока не вспомнишь, где он у тебя, братец. Стоишь и не можешь зайти в свой дом. Двадцать пяти - то уже нету. Когда закругляешь девяносто, хорошего мало, а плохого много. Когда приходит срок, и память становится всё хуже...
« А как – же! Исполниться девяносто и память что - ли останется? Мне вот и половины твоих лет нету, а я иногда хожу и ищу свои очки, которые у меня на носу. Ты-то молодец ещё, чтоб не сглазить...»
Даже после того, как старик засунул ключ в замок, он не открыл дверь, а прислушался, и посмотрел на меня радостным детским взглядом, подняв кверху указательный палец.
– Слышишь? Поезд проходит!
Звук идущего поезда, оказывается, был слышен здесь так хорошо,как будто он шёл совсем рядом.Я даже не обратил на это внимания, пока не сказал старик. Ну, даже если поезд и идёт. Ну и что? Зачем же так радоваться и прислушиваться из-за того, что идёт поезд? Разве это что-то такое уж невиданное? Может через полчаса и самолёт пролетит. И что же, выбегать из дома, и тоже пальцем в небо тыкать? Наверное, правду говорят, « старый, что малый»...
Внутри дома было не лучше, чем снаружи. Грубая балка посередине показывала и без того несуразные стены ещё непригляднее. Она служила опорой для широкой доски на потолкеНа потолке были виднывыстроенные в ряд дощечки, покрытые толстым слоем пыли и гари, напоминающие жирные железнодорожные шпалы. Там, где эти жирные шпалы соединялись со стенами, в разных местах виднелась паутина. Большая часть паутины была чёрного цвета. Значит, эта паутина была сплетена не вчера, и не сегодня. На улице стояла холодная погода, а в доме от горячего воздуха невозможно было дышать. Мне пришлось отстегнуть верхнюю пуговицу рубашки. Старик увидел это и спросил:
- В доме жарко?
- Тепло – вежливо ответил я.
– Чем старше становишься, то ли кожа истончается, человек становится мерзлив. – Махмуд ага направился к окну с четырьмя стёклами. - Если жарко, сейчас проветрим, братец. Охладить, затопитьнетрудно. Всё в наших руках. Я думал, что окно откроется полностью. Но он вытащил из одного отверстия окна, где было разбито стекло, подушку, которым оно было заткнуто, и бросил её на пол. С поверхности старого паласа поднялась небольшая пыль, и лёгкий ветерок из окна рассеял её по всей комнате.
Старик посмотрел на меня своими острыми глазами и показал рукой на подушку, брошенную на пол.
– Садись, братец, обопрись на подушку! – Он присел на корточки перед печкой, стоящей посередине комнаты, которая была очень горячей, это было видно даже стоящему в четырёх-пяти шагах от неё
– Наверное, степной холод остался во всём моём теле. Семьдесят один год я был чабаном, семьдесят и одну зиму топтал снег.– Он протянул обе руки к печке, словно хотел обнять её, пытаясь согреться. – Это такая благодать, братец! Нет ни ночи, ни дня, горит. Не нужно подбрасывать дров, убирать золу. Если бы мне раньше сказали, что есть такая благодать, ни за что бы не поверил! Теперь сам пользуюсь этой благодатью. Радуюсь неимоверно. Туркмены теперь живут в благодати. Разве есть на свете что-то лучше этого? Ну , что же ты, садись, братец!
То, что старик называл «благодатью» была старая печка, через дверцу которой была видна форсунка. Было видно, что она вышла из рук не очень искусного мастера – через дырочки в местах соединения можно было с места наблюдать за игрой пламени.В доме даже немного чувствовался запах газа.
Можно было даже не спрашивать, что в доме живёт один Махмуд ага. Он очень хорошо знал дом.
Расхваливая свою старую печку, хозяин дома ,согрев свои руки, с лёгкостью встал с места, подошёл к ведру, стоявшему у двери, налил воды в чёрный медный чайник. Удивительно – несмотря на то, что рука старика, которая держала кружку, непрерывно дрожала, он не пролил ни одной капли воды!
Чайник устроился на хвалёной газовой печке.
-- Даже полный чайник вмиг закипает.Это такая благодать, братец! Если мы сами и не чувствуем этого, мы живём очень счастливо. Пусть ослепнут все завистники! – Вдруг он , после того, как я сел рядом, внимательно посмотрел мне в лицо. – Братец, пока закипает чай, рассказывай, что тебя привело ко мне. Я что-то тебя не признал. Ты точно не из этого села. Ко мне пришёл по делу, или... Если от меня что-то нужно, затруднений не будет. Я уж такой человек. Говори!
Хоть это и некрасиво, я решил не раскрывать ему своей тайны. Если он узнает, что я из газеты, его движения могли стать принуждёнными, и своеобразный языкмог потерять всё своё очарование.Я хотел видеть своего героя в первозданном природном виде.
– Особенного важного дела нет, ага. Просто я... очень люблюслушать разговоры пожилых людей. Это уже вошло в мою привычку. Проезжал я мимо вашего села, и , услышав, что есть в нём «Аксакал, которому девяносто лет», решил заехать. Просто поговорить
. – Правильно сделал. – Махмуд ага, услышав слово «аксакал», словно желая показать, что у него нет пышной бороды, поднёс руку к своей реденькой бороде. – Я тоже радуюсь, если есть с кем поговорить, братец. Тысячу раз, слава Богу, кто я, если не аксакал. Если Аллах даст немного терпения смерти, через полгода мне исполнится девяносто лет. Но не надейся услышать от меня особенных, необыкновенных разговоров. Семьдесят один год я был чабаном. И столько же лет, если только я сам себя не слушал, не встречал разговорчивых людей. Всё, что я слышал, это голоса овец да вой ветра,и лай Алабая а всё, что я видел, глухая степь. Поэтому откуда у меня необыкновенные рассказы и истории. Нужно даже радоваться, что за столько лет в песках я не позабыл человеческого языка. Завернул, хорошо сделал. Вот сейчас вскипит наш чайник, попьём с тобой зелёный чай, поговорим о жизни. – Старик открыл свою коробочку для заварки и внимательно посмотрел внутрь. – Чай у меня, братец, мелковат. В магазин привезли, оказывается, крупный чай, - только что видел, когда ходил, - но купил полкило конфет, а на чай-то и не хватило. Ай, вот скоро пенсию дадут. Тогда и куплю.
« Разве человек , которому девяносто лет, ест конфеты?» - пришёл мне в голову глупый вопрос:
- Любишь сладкое? – вырвалось у меня.
– Да нет - махнул рукой старик. Сладкие конфеты я и в детстве-то не особо любил. А теперь уже от одного года до следующего и одну-то в рот не кладу.
– А что –же тогда... Покупаешь конфеты для гостей?
- Братец, ты, конечно, не удивляйся, но из месяца в месяц, если только не кто-то случайно заплутавший, как ты, ко мне не завернёт,ко мне и не заходит почти никто. – Из моего взгляда старик понял мой молчаливый вопрос. – Сам понимаешь, в таком возрасте...
-- Говоришь, сверстников мало?
- Говори прямо, братец, не миндальничай – улыбнулся Махмуд ага скорбно. – Кому я теперь нужен!
- Тогда , наверное, для внуков покупаешь конфеты?
Вдруг, лицо улыбающегося Махмуда ага стало печальным, и я понял, что вопрос мой был неуместным. Мои предположения тотчас подтвердил яшули. – У меня были два сына. Младший Чолмурат погиб в Овганистане за Родину, А старший живёт в городе. И внуки и правнуки мои тоже стали горожанами, Сюда они приезжают очень редко,..
Опасаясь снова оконфузиться, я сдерживался задать интересующие меня вопросы. Словно желая отдалиться от грустного разговора, яшули развязал узелок, принесённый из магазина, и придвинул его ко мне.
– Возьми, попробуй карамельных конфет. У тебя, наверное , ещё есть зубы, которыми можно жевать...
- Зубы-то есть, Махмуд ага, но я тоже, как ты, не люблю сладкого.
– Тогда пусть все достанутся мальчишкам!
-Каким мальчишкам? - На следующий день после дня получения пенсии, приходят гурьбой мальчишки и становятся у двери, А я их угощаю сладким, и сам от этого
Вдруг дверь дома резко открылась, словно от порыва сильного ветра, и на пороге дома появилась вместе со своим скандалом очень смуглая женщина, тонкая талия которой была перевязана платком.
– Хотят жить, не работая, проклятые. Один продаёт сигареты, ещё один жвачку... - Оразбагт, все ли хорошо? Что- то ты очень уж сердитая.
– Откуда же взяться хорошему-то? – заговорила ещё громче смуглая женщина, но вдруг, увидев в доме чужого человека, осеклась, понизила голос: - Здравствуйте.Все ли дома здоровы? – Потом она обратилась к хозяину дома. – Да вот мой младший внук, Махмуд ага. Не хотим его обижать, потому что назвали именем деда, так совсем на голову нам сел, чтоб он сквозь землю провалился.Ходит, плачет, подавай ему жвачку...Одолжи пять рублей до послезавтрашней пенсии. Есть сторублёвка, не хочу разменивать. Сегодня разменяешь, завтра всё и закончилось. И даже не знаешь, что купила.
– Ах,Оразбагт...- покраснел Махмуд ага, словно его поймали на воровстве. – Ах, Оразбагт, я тоже жду этой пенсии. Хотя в магазин крупный чай завезли... Могу дать твоему внуку конфет...
- Ах, чтоб ему провалиться, не могу успокоить его конфетами,- сказала соседка и закрыла дверь с обратной стороны.
Чайник начал шуметь. Старик снова с лёгкостью встал и подошёл к шкафу, на дверцы которого вместо петель были прикреплены грубые кусочки кожи. Когда передо мной появилась клеёнка, такая старая, что нельзя было разобрать, какого она цвета, я подумал про себя невольно « Наверное, она одного возраста с Махмудом ага». Когда Махмуд ага достал из этого же шкафа и поставил около печки заварочный чайник, я не мог не обратить на него всё своё внимание. Раньше чайники с чиненными медными носиками изредка появлялись только на больших собраниях людей, но чайник Махмуда ага был совсем невиданным. Был починён не только его носик, но и половина его основания, поэтому чайник напоминал заплатанный мяч в медной сетке. После того, как чай был заварен, старик, успокоившись, сел напротив меня. Но хотя подошёл чай, никак не клеилась беседа. Наверное, поэтому, Махмуд ага посмотрел на свои галоши, которые снял на пороге и улыбнулся.
– Если служишь своей Родине, есть и благодарность, братец. Видишь, это калоши? -- Я утвердительно кивнул, хотя не мог понять до тех пор, пока не объяснил сам старик, как могут быть связаны холодные зимой, жаркие летом, неприятные для ног калоши с наградой от Родины.-- Я считаю себя счастливым человеком, братец. Однажды меня позвали на большое собрание и три дня ухаживали за мной и угощали совершенно бесплатно. Кто я, чтобы так меня встречать? Таким образом, я увидел город, который называется Байрамали, пока ещё жив. Вот это город так город. Наверное, нет в мире города больше, чем этот. Там так много людей, так много, что невольно думаешь, где ночует такое количество людей. Где можно найти столько одеял и подушек для этих людей? А ещё там есть дома, построенные друг на друге... – Ты не видел других городов, кроме Байрамали, Махмуд ага? - Видел ещё Теджен. Ещё после войны мы повели стадо в Карачырла, и, возвращаясь обратно, завернули в Теджен. Это тоже большой город. Больше я нигде не был, братец. – Когда я хотел спросить, как разговор, начавшийся с пары старых калош относится к Байрамали, старик сам начал рассказывать об этом. – На том собрании, которое было в Байрамали, каждому аксакалу подарили по одному хорошему халату, пару калош и по одной коробке, - железной коробке зелёного чая. Я очень долго пил этот чай. Его вкус я помню и сейчас. И вот эти калоши – те самые. Если буду их и дальше беречь, хватят мне ещё надолго... Разве эти подарки не являются уважением государства к людям?...
Когда старик, сидевший напротив меня, сложив ноги, шевельнулся, чтобы сесть поудобней, мой взгляд упал на его пятки. Пятки были в глубоких трещинах. Да, как ещё могут выглядеть пятки, целых девяносто лет ходившие по земле! Но моё основное внимание привлекли даже не пятки с трещинами, а носки на ногах старика. Грубые чёрные носки были целые сверху, а снизу были полностью изношены так, что пятка была почти открыта. И из этого отверстия вместо пяточной части носка выглядывала пятка старика, вся в трещинах.
– Братец, осталось очень мало песков и холмов, где бы не ступали эти подошвы, - сказал старик, почувствовав мой взгляд, проведя рукой по подошвам ног. Но даже тогда он не чувствовал дыры на своих подошвах. Махмуд ага снова хотел начать какой-то разговор, но отвлёкся на, возможно, свою детскую мечту, на звуки проезжающего поезда. Он повторил своё движение, которое сделал на пороге дома - тихо улыбнулся и поднял вверх указательный палец.
– Поезд проходит!...
И на этом забылось начало начинавшегося разговора. Я предположил, что у яшули должна быть какая-то тайна, какое-то необыкновенное происшествие, связанное с проезжающим поездом. Но я не успел задать вопроса, когда Махмуд ага начал говорить.
– Братец, Мне Аллах дал всё, что я хотел в жизни. Правда, вот уже восемь лет, я живу без жены. Но это уж судьба. Закончились, видно, отмеренные ей дни. Но Аллах н дал нам двух сыновей. Младщий Чолмурат-джан погиб за Родину в Афганистане. Я не ропщу. Это воля Аллаха. Старший живёт в городе. Есть у него и внуки. Но они сюда не приезжают. Горожане! Сыи, надеюсь, приедет на мои похороны когда я умру. Я здоров. Люди уважают. Государство дало медаль после войны. Вот! – Яшули с гордостью протянул руку в сторону старого пиджака, висящего в углу. На лацкане пиджака была памятная медаль, которую после Отечественной войны раздали многим. – Я очень счастливый человек. Если я скажу, что у меня остались какие-то сожаления, то это будет грех... Ты посмотри на это! Это же благодать! Туркмены раньше не видели этой благодати. - Хоть в доме и было тепло, он словно желая подчеркнуть свои слова, стал греть свои руки. – Благодать! Туркмены оказались очень счастливым народом. Хорошо живём. Весело. Нет другого народа, живущего лучше нас. Это потверждают и большие люди, которые выступают по телеви зору в красивых костюмах, У меня самого-то нет телевизора, если пойду к соседу Ахмеду, смотрю телевизор. Туркмены всегда любили песни и танцы. У нас всё хорошо. Мы сыты, живём в теплых домах. Только, мечтал я хоть один раз поехать в поезде...
- Ай, Махмуд ага, поехать в поезде не такая трудновыполнимая мечта... - Так-то оно так, братец, но теперь, куда мне ехать, сев в поезд? В таком возрасте...
После того, как мы выпили несколько пиал чая, Махмуд ага вышел на улицу, и через короткое время вернулся. Он вошёл в дом, говоря на ходу. – Братец, в воздухе пахнет снегом. А ты очень легко одет. Если у тебя был ватник, нужно было накинуть. Всё – таки зима. – Сев на своё прежнее место, протянул руки к газовой печи. – Особенно когда входишь с морозного воздуха, это такая благодать...- Яшули налил чаю в пустую пиалу. – Когда выпью эту пиалу, проедет ещё один поезд.
– Откуда ты знаешь?
- Уже пятнадцать лет у меня почти нет другого занятия, как следить за этим. Я даже узнаю по звуку, не глядя, какой из них везёт груз, а какой – людей, - немного похвастался Махмуд ага. Я подумал про себя: « Наверное, правда, что главной мечтой старика было поехать на поезде!» И вправду, как только мы выпили пиалу чая, Махмуд ага снова поднял вверх указательный палец, и словно говоря «Ну, как тебе?», посмотрел с хитрой улыбкой в лицо гостя. Но всё равно он прокомментировал свои действия словами.
– Вот, проходт поезд! Грузовой.
– А ты знаешь, ага, откуда, куда и что везут эти контейнеры?
- Я и не интересовался. И что они везут? Какое мое дело что они везут.
- Везут от нас нефть. И почти бесплатно. Каждый год двадцать миллионов тонн нефти.
– А сколько это будет – мильён, братец?
Я журналист с высшим образованием, осознав, что не смогу объяснить ему, стал стыдиться самого себя. Но всё же, хотя и другим путём, постарался ему это объяснить.
– Слушай внимательно, Махмуд ага. Каждый контейнер забирает минимум пятьдесят тонн нефти. Если продать один контейнер за рубеж и перевести это на деньги, то можно построить тебе вместо этой кибитки хороший дом из выжженого кирпича. Вместе со всем содержимым.
– Ай, братец, туркмены такие, что будет довольствоваться тем, что у неё есть. Нам достаточно и того, что есть. У нас же и так всё есть, что нужно.
Когда я понял, что мои объяснения не подействовали на яшули, мне осталось только соглашаться с ним, кивая, когда он говорил мне о том, что проходит поезд. Согласился, но не стал поднимать вверх указательного пальца... Посмотрев в последний раз на яшули, который очень понравился мне как человек, и на его дом, я окончательно убедился, что не смогу написать очерк, который ждёт от меня мой редактор.
Мой счастливый герой, нашедший своё счастье в свободном труде, сидел, чуть покачиваясь, словно усталый путник в старом вагоне только что отправившегося поезда. Я тоже почувствовал себя едущим в этом вагоне.

Мургаб, 1978

Комментарии  

0 # Topasokdriem 13.12.2018 04:03
Отличную обувь всегда трудно искать. Связано это прежде всего с тем, что модные кроссовки дорого стоят, а подобрать что-то модное по оптимальной цене всегда тяжко. Если вы не представляете, в каком магазине купить кроссовки, советуем рассмотреть возможность покупки кроссовок в интернет-магазинах.

Интернет-магазин оригинальных кроссовок Reebok Sneakers-Top.ru

В эти дни стильные кроссы вы можете подобрать на купить кроссовки nike недорого в интернет-магазине где доступно большое количество кроссовок любых размеров и цветов. Интернет-магазин есть дисконтным, из-за этого цены в нём приемлемые. На сайте есть достаточно кроссовок для парней и женщин. Вы найдёте отзывы клиентов, которые приобретали разные кроссовки Nike и Puma.

Если вас заинтересовала какая-то конкретная модель, вы можете позвонить по телефону 8-(800)-111-22-33, где вам всё подскажут. На портале представлено большое количество кроссовок разных моделей. Вы можете выбрать в компании обувь для спорта или стандартные модели.

На портале купить кроссовки интернет магазин скидки есть возможность заказать кроссовки разных брендов. Вы можете также зарегистрироваться и подписаться на рассылку. Благодаря этому вы сможете узнавать первым о всех акциях ресурса.

Заказать оригинальные женские кроссовки в Cтолице

Сегодня заказать оригинальные кроссы в МО не так уж и легко. Нужно ехать в торговые центры, где цены очень сильно высокие. Чтобы не платить двойную стоимость в фирменных магазинах, фирменные кроссовки вы можете приобрести и через интернет. В компании очень много вариантов разных брендов. Если вас интересует определенная модель из новой коллекции, вам её помогут подобрать.

Если вы стремитесь приобрести по скидке кроссовки из старой коллекции, это также реально. В компании моментальная доставка. После того, как вы оформите заказ, с вами установит связь менеджер и уточнит адрес доставки. Надо выделить, что доставка по Москве происходит в день заказа.

На фирменные кроссовки Adidas и New Balance часто проходят акции. Купить кроссовки Nike вы можете на портале со скидкой. На кое-какие модели скидка может доходить до -50%. Более подробную цену подсказать вам смогут консультанты интернет-магазина. Если вам не понравятся какая-то определенная модель после доставки, вы её можете также вернуть. Возврат кроссовок проходит очень быстро.

Оплату вы можете провести через банк. При желании оформить заказ можно позвонив в контакт-центр или через ресурс, перейдя на Sneakers-Top.ru, где оформление товаров проходит моментально.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить