Главное содержание

Здесь есть всё для активных и энергичных людей! У нас можно узнать куда сходить и чем заняться в городе, афиши кинотеатров и репертуары театров, всё о клубах и модных местах, прочитать об успешных современниках и интересных людях, добавить свою статью и поделиться творчеством и идеями!

Мы в Лайне: line://ti/p/%40por7687f
Мы ВК: http://m.vk.com/club119464479

5 k vershine3 мая
Новое утро, новый выход. Собираемся – выдвигаемся – едем. У меня только один вопрос: как идти еще куда-то ногами, «убитыми» на вчерашнем спуске?
Но Дима говорит, что нас довезут почти до места, а потом еще совсем немного нужно будет пройти. Ну и ладно. Тем более, что все как мы любим: едем стоя, по необычайно красивому ущелью, батареи на телефонах заряжены, по одному наушнику в ухах, и все классно.
Дарай-Дере – самое глубокое и длинное ущелье в Туркменистане. Ставлю пять евро на то, что оно еще и самое зеленое и самое красивое. Я уже, кажется, говорила, что весной в горы почти не ходила. На увиденное в Дарай-Дере просто не хватает эмоций для восприятия, как там красиво. Едем часа полтора, останавливаемся (возле очередного святого места), выгружаемся. Наша любимая бортовая машина уезжает.

В это время подъезжает микроавтобус, с, как я понимаю, туристами. «Туристы» - это женщины в возрасте, молча выгрузившиеся из автотранспорта, благоговейно осматривающиеся, и, по ходу, намеревающиеся пройтись туда же, куда и мы собрались (таких «туристов», правда, с меньшей степенью благоговейности, мы наблюдали потом по 3-4 потока за день).
3 campМы же раскидываем продукты по рюкзакам, чтоб донести их до места нового лагеря. Как-то сразу всё расхватали, а я наметила для захвата небольшую никому не понравившуюся коробочку с торчавшими из нее пачками макарон. Взяла коробочку, притащила ее к рюкзаку, открыла и... была поражена. 20 банок тушенки и две пачки макарон. Вот что я переложила к себе в рюкзак. Пока перекладывала, почти все уже ушли.
Как я летела с этим рюкзаком! Вернее, летела с желанием побыстрее дойти и его с себя скинуть. Всех обогнала. Прибежала на эту бассейку с трубой, про которые Дима говорил, самая первая через 10 минут, и не поверила своему счастью. Выгрузила тушенку, построила из банок красивую башенку.
1 slizenПоставили с Богданом палатку, разложились и – о да, это знакомое ощущение! – делать нечего. Пошли смотреть окрестности. Встретили слизня. Потом еще нескольких (видимо, потом Таня тоже встретила слизня, потому что она спрашивала у Димы «может ли улитка выжить без домика?»).
2 campТеперь попытаюсь описать место нашего лагеря в Дарай-Дере. Поляна, с одного краю поляны – бассейн высотой примерно в метр, в который из трубы идет вода. Труба проведена из речки, проходящей по ущелью. Из бассейна уходит одна труба, через нее поступает вода в населенные пункты, в том числе и в усадьбу заповедника. Ниже бассейна – спуск, ведущий к самой речке, которая уходит вниз по ущелью по склону, между крупными камнями, спускаясь с них небольшими водопадами. На противоположной стороне поляны – грунтовый холм, переходящий в отвесные скалы, стены ущелья Дарай-Дере. На подъеме холма и располагаются несколько палаток нашего лагеря.
Остаток дня располагались для проживания в лагере, бродили по окрестностям, ели/спали.

4 мая
6 reka stupenkamiСегодня группа во главе с Димой – Яна, Никита, Макс, Миша, я – планирует пройти дальше по ущелью для исследования возможности дальнейшего восхождения на вершину Айрыбаба. Ищем альтернативу классическому маршруту; идея вроде той, что я ходила в феврале этого года. Идея классная, пахнет первопроходом, поэтому очень заинтересовываюсь, ну и вообще – новая местность, надо облазить ее по максимуму. Утром собираемся, выходим.
С нами выходят также Таня и Богдан, но в пути они отстают, остаются недалеко от лагеря, осматривают несколько небольших штолен, располагающихся невысоко в скальных стенах ущелья.

Мы же продолжаем путь. Идем по очень красивым местам. За каждым новым поворотом «картинка» местности меняется. Сначала мы шли будто в зеленой роще с бурлящей речкой, с разбросанным большими валунами, где при желании можно заблудиться (ну если иметь с собой мой географический кретинизм). А на стенах ущелья, буквально на каждом уступе, растет хоть что-нибудь да зеленое. Ну хоть какая-нибудь травиночка или кустик, да свисают. Затем доходим до истока речки; там некоторое врем вода еще то появляется, то исчезает (та бурлящая речка шириной метр-два становится покромсанным на куски ручьем); местность сменяется на деревья, растущие на гальке. Проходим дальше – деревья «заканчиваются», стены ущелья «лысеют».

9 brojeniye po rechkeВ этот момент немного отстаю, и слышу впереди Мишин крик (напомню, человек в первый раз в горах): «Лисаааа!!! Лисааааа!!!». Все идут дальше (все посмотрели на лису, лиса посмотрела на всех – и дороги разошлись). Миша: «А куда мы идем? А мы что, за лисой не пойдем?» Дима: «Мы тут на вершину идем, а не на лис смотреть».
Чуть дальше – прямо по стене ручейком стекает вода. А еще за поворотом – вода крупными частыми каплями падает с нависшей скальной стенки. Образуется такой «дождик» местного масштаба, если стоять под этой стенкой. Естественно, там, где есть вода – появляются деревья и зелень помельче.
Часа через два мы доходим до тупика ущелья. Ну как тупик – «стакан» (полукруглая влажная стенка высотой метра три), и дальше, за поворотом метров через пять – еще один такой же. «Стаканы» проходимые, высотой около трех метров (с гимнастической страховкой в пределах нормы болдеринга), с отличными зацепами (плюс бревна, прислоненные к стене, как бы облегчающие подъем). Но люди вокруг меня так не считали. Дима слазал наверх и быстренько вернулся. «Стаканы» всех повергли в панику, а то, что я туда полезла, вызвало массу, мягко говоря, беспокойства. Обув кеды и предложив им начать копать мою могилу, слазила наверх, побегала по верхам, там дальше ущелье продолжается, с такими же или менее крутыми «стаканами».
Но уговорить людей пролезть и идти дальше к вершине у меня не получилось. В общем, повернули мы назад и пошли обратно. На обратном пути Дима показал нам дорогу к самой длинной штольне, куда мы поднялись и побродили.
4 shtolnya v skaleДлина основного хода этой штольни, наверное, метров 60-80. От него по бокам отходят еще 5-6 тупиковых ходов длиной примерно 10-15 метров, некоторые из них завалены. В самом конце штольни в стенах пара дырок диаметром сантиметров 7-10, из них льется вода. Поэтому на «полу» штольни водный поток выше щиколоток, и, так как штольня выдолблена в скале на возвышении от земли, на выходе получается негустой такой водопад. В районе входа штольни растут несколько деревьев, поэтому снизу вход в штольню («черная дыра») не виден, наличие штольни выдают лишь мелкие камни (выработка), холмиком лежащие снизу у скалы. В общем внутренняя атмосфера такая: вода по «полу» течет (ноги моментально мокрые), сверху тоже капает; темно; на «полу» деревянные, потихоньку гниющие шпалы, здоровые гвозди торчат из «пола», которыми эти шпалы забивали (шагать нужно осторожно, чтоб не подскользнуться – не видно, что там в этой воде, плюс так, чтоб не наступить на гвозди и не пораниться, так как прививку от столбняка я в свою аптечку не положила). Вдобавок ко всему, стены штольни не идеально ровные, они такой округлой формы, то есть идешь будто в тоннеле. И если вдруг споткнешься и упадешь, есть такая возможность, что за стенку ухватиться не сможешь, и единственное «содействие», которое окажет стенка – это подставить свое «плечо» в виде всяких острых камушком для твоего успешного сползания по ним. Ах да, и в некоторых местах свод низкий, есть возможность повредить голову. Мокрота, склизкота и темнота меня не торкнули, поэтому я самая первая оттуда и ушла в лагерь. Штольня, кстати, находится в 20-30 минутах ходьбы от места нашего базирования.
Остаток дня «санаторий» продолжается: ем/сплю (непрекращающийся шум реки убаюкивает, и с уснуть там вообще проблем не возникало). В перерывах между этими основными занятиями готовить помогаю, беседы с людьми иногда беседую. Дима задумывается «10 дней – не слишком ли это много?» Честно говоря, сама в первый раз на такой срок в горах оказалась.
Вечером опять обнаруживается склонность 17-летних детей к кучкованию, приходит Миша и объявляет: «Меня опять к тебе спать командировали». Посмотрели фильм! То, чего раньше в горах я категорически делать отказывалась! Послушали музыку и уснули.

10 pobitye nogi5 мая
Проснувшись утром (то есть ближе к обеду), наблюдаю помятое Мишино лицо, которое с каждым днем все больше и больше становится таким (он, кстати, вчера «по памяти» без зеркала брился, но это, как оказалось, далеко не предел никчемных действий, которые можно производить в горах).
Решаем с ним сегодня пойти посмотреть речку и побродить по окрестностям. Завтракаем, валим из лагеря. По дороге встречаем наших женщин, у которых в ледяной речке купальный и фото сезон уже открыты. Идем дальше.
7 u rechkiПо штольням шататься мы не стали, бродили вдоль речки, фоткали речку, скалы, небо, Мишу. Батарейка на фотике в результате и села. Дальше фоткали уже на телефон. Погуляли-погуляли, вернулись в лагерь.
Делать уже «в доску» до такой степени нечего, что беру пинцет, и, пользуясь выключенным смартфоном как зеркалом, я щипаю брови. Потом пилю ногти. Вот он, санаторий, что с людьми делает!!!
К этому времени мы уже как бы подустали от нашего отдыха. Зелень уже измозолила глаза, высокие (400-500 метров высотой) скальные стены и торчащий кусочек неба создает впечатление, как будто третий день сидишь в яме. Кроме меня, ходящей маршруты под солнцем в закрытой одежде и не купающейся в холоднющей речке, все уже сгорели-перегорели. Люди непонятного подкопчено-черного цвета, солнечный ожог на ожоге, с кожей, которая слезает клочьями, у многих на губах повылазил страшным образом герпес. Получилась такая подкопченная команда веселых чертенят, в основном с «рабоче-крестьянским» (руки, ноги и шея) загаром, ну то есть подгаром. Крем от загара? Нет, мы не знаем, что это такое.
Вечером я решила помыть палатку. Так как Саша мне дал ее в практически новом состоянии, а она за три дня стояния под солнцем слегка испачкалась (хотя днем мы тент снимали и прятали внутри, закрывая спальником), моя совесть приказывала мне навести порядок. Тент и внутреннюю часть я помыла влажной тряпочкой (моей бывшей майкой, я в ней, кстати, все равно щаз бегать хожу), а дно решила помыть наутро. Вечером пошел дождь. Небольшой и недолгий, но Дима говорил: «Вот зачем она мыла палатку, сразу дождь пошел». А я так считаю: даже небо решило мне помочь в моем благодарном порыве жажды чистой палатки. Сполоснула в речке полиэтиленовую пленку для подстилания под палатку, высушила ее, сложила (одну ночь без нее проживу). Подготовила также и рюкзак к отходу. Учитывая то, что завтра мы валим из ущелья, а у меня в планах мытье дна моего «дома».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить