Главное содержание

Здесь есть всё для активных и энергичных людей! У нас можно узнать куда сходить и чем заняться в городе, афиши кинотеатров и репертуары театров, всё о клубах и модных местах, прочитать об успешных современниках и интересных людях, добавить свою статью и поделиться творчеством и идеями!

Мы в Лайне: http://line.me/ti/p/%40por7687f
Мы ВК: http://m.vk.com/club119464479

I.

«Тик-так, тик-так», - поют часы свою монотонную песенку. Ну, и пусть себе тикают, ей некуда торопиться и опаздывать. Не зачем смотреть на стрелки часов, потому что ей уже все равно, какой на них час. Она не ждет гостей, и не ходит в гости. Она вообще никуда не ходит, потому что ходить она не может. И не только ходить. Ничего не может. А ведь ей вчера исполнилось 10 лет.
Часики с веселыми стрелками в виде сосновых веток летят на пол: у нее сегодня нет настроения, потому что болит все тело, и душа тоже болит...
Сона всегда жила с осознанием того, что она – больной ребенок. Об этом говорили все: и врачи, и родители, и соседи, и все, кто приходил к ним в гости. У нее не было друзей. Не было братьев и сестер. Она была единственным ребенком у своих родителей. Больным ребенком. Такой уж она родилась – ходить не могла, голова резко заваливалась на бок, если она пробовала вставать вертикально, постоянные мышечные спазмы мучали все тело, маленькие пальчики скрючивала судорога. Целыми днями Сона полулежала в специальном кресле у окна: смотрела на жизнь за стеклом, на ту жизнь, которая проходила без нее. Она не могла выбежать во двор и поиграть в мяч со стайкой нарядных девочек, она не могла погулять со своей собакой – потому-то у нее и не было собаки, она не могла выйти на остановку, сесть в автобус и отправиться в центр города на прогулку. Да и в школу она ходить не могла, учителя приходили к ней на дом. Они ее очень жалели, и много не спрашивали, как говорится, знаниями особо не мучали. К чувству жалости со стороны других людей она уже привыкла и даже почти смирилась с этим: наверное, она бы тоже жалела такую девочку, которая лежит и ничего не умеет делать. Гулять Сона выходила с папой, ведь только он мог управиться с ее креслом-коляской: жили они на четвертом этаже без лифта. Папа не раз пытался найти вариант, чтобы поменяться на квартиру на первом этаже. Но за такой обмен нужно было доплачивать, а столько денег у них не было. Папа работал с утра до позднего вечера, чтобы у Соны были все нужные лекарства, разнообразные игрушки, чтобы приходили к ней учителя и массажисты, чтобы она хорошо питалась. Гуляли они с папой только по воскресениям или в теплые летние дни – вечерами, когда он приходил с работы. Но в Новый год они всегда ездили на городскую ёлку, а еще посещали шумные ярмарки, которые проводились дважды в год. Папа был у нее замечательный. И мама тоже была замечательная, она ухаживала за дочкой, начиная с ее пробуждения и заканчивая ночным сном, ведь Сона многое, что не могла делать сама. Даже в самых трудных случаях, когда у Соны были сильнейшие спастические приступы, мама всегда была рядом и не позволяла раскисать: никто не видел в ее глазах слез или растерянности.
Ночью Сона видела страшные сны. В этих кошмарах она видела себя один на один с большими монстрами, которые хотели ее схватить. Она пыталась бежать, но ноги не слушались, она хотела кричать, но крик застревал где-то в глубине легких. Неизменно, просыпалась Сона со сжатыми в кулачки пальцами и стиснутыми зубами.

Dasha-1Я обычный человек. Меня зовут Даша Чикаидзе, мне 28 лет. Я хожу на работу, у меня есть сын 5 лет, мама, брат, о которых нужно заботиться или давать бодрящие пинки, ну по обстоятельствам; квартира, в которой то и дело что-нибудь ломается или плавится, грязные полы и кастрюли; есть люди различной степени дружественности ко мне, с которыми возникают классные взаимоотношения, ну или конфликты и выяснения. То есть понятно, да, то что у каждого из нас есть. Пожалуй, единственная моя отличительная особенность — это неугомонность. Именно она круглосуточно мне нашептывает: "Давай! Живи! Делай что-нибудь!".

                                                                                                                             

МАМА

Фая пошла обратно в дом. Возле старого зеркала она аккуратно причесала свои русые, ужасно непослушные волосы, которые всегда норовили выбиться из косичек. Хорошо и туго заплетала косички только мама, но ждать, когда мама вернется, Фая не хотела. Она умылась, надела домашнее платье, взяла в кухне веник и ведерко и снова вышла во двор. Еще раз, окинув взглядом огромный двор, по периметру которого стояло несколько домов барачного типа, она мысленным пунктиром очертила «свою» территорию. Полив сухую землю внутри обозначенного пространства, Фая начала работать веником. Веник был большой и увесистый, но управляться с ним Фая умела. Фая думала о маме: вот она сейчас придет, а вокруг чистота, эти мысли подгоняли ее быстрее окончить свою работу. В итоге территория вокруг маленького кирпичного домика с плоской крышей, ровно по кругу была увлажнена и начисто подметена. Фая опять уселась на крылечке, и детское тщеславие унесло ее в заоблачную высь, она представила, как мама будет хвалить, а может даже поставит в пример соседским девчонкам, они – то дрыхнут, поди еще! Фая окончила свою работу вовремя, вскоре, возле изгороди, отделяющей их дом от дома тети Люси, появилась мама Фаи.

 

 

Питер и Атабай

В 1992 году в Великобритании, на студии Питера Габриэля группа записывает альбом «City of Love» by Ashkhabad (город любви). Альбом записывался на студии «Real World» в городке Бокс, неподалеку от города Бристоль, где находятся несколько профессиональных аудио и видео студии, для наших музыкантов это был предел мечтаний: аппаратура, акустика, музыкальные инструменты и при каждой студии были кухня и столовая. Началась запись, и мы писали музыкальные композиции ежедневно – одна за другой. Музыканты играли с удовольствием, так как раньше никогда не слышали такого чистого звучания инструментов. В один из таких дней у нас в студии раздался стук в дверь, причем стучали ногой. Ребята выругались на туркменском языке, мол, что рук нет, чтобы ручку двери открыть. Я открыл дверь и обмер: это был сам Питер Габриэль, в руках он держал большую коробку с напитками и фруктами, поэтому стучал ногой! Одет он был просто: майка, шорты и помятый пиджак. Он поздоровался с нами и сказал, что хочет угостить любимую группу, сел по туркменский на пол в месте с нами. Атабай спросил у меня «Бу ким-ай?» - кто этот человек?

19. 07.2012

HappinessЧто такое счастье? Сможете ли вы сразу, не задумываясь, ответить на этот вопрос? В разные времена счастьем измерялись разные вещи и понятия. Сейчас более половины моих товарищей, измеряют счастье количеством денег. «Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья?» Помните ответ Балаганова? «Сто рублей!» В наше время сумма возросла, а счастья так и нет?

Совсем недавно сделала для себя такое «открытие»: человеческая психология устроена так, что для ощущения полного счастья всегда чего-либо, да будет не хватать. Посвятила себя четырем годам изучения экономической теории, а над банальной фразой знакомого нам Маркса «Нет предела человеческим потребностям» задумалась относительно недавно.

- Знаешь, я никогда не видела, как он смеется. 

Совсем странно. 
Я готова переодеться в клоуна и станцевать сальсу с набитым ртом, но не думаю, что это рассмешит его. Он словно никогда не улыбается, хотя у него такие красивые губы.

Предисловие

-Чем занимаешься?

-Пишу рассказ…

- Какой рассказ? Хочу прочесть…

- Он о любви, длиною в жизнь.

ГЛАВА ПЕРВАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ.

Часть 1.

 

Мысли вслух

 

Это грандиозное открытие.

Открытие, которое было давно открыто во мне, но никогда  не было признано.

Сегодня я могу сказать, что человечество неблагодарно.

Человечество – это огромный муравейник пассажиров.

Человечество - это мы, люди, способные на что угодно, к примеру, выживать  там, где не реально  даже открыть глаза и наблюдать за происходящим.

1. Сегодня мой папа пришел домой с розами для мамы и меня. "В честь чего?" - спросила я. Он сказал, что некоторые из его коллег сегодня жаловались на своих жен и детей, а я им не смог составить компанию.