Главное содержание

Здесь есть всё для активных и энергичных людей! У нас можно узнать куда сходить и чем заняться в городе, афиши кинотеатров и репертуары театров, всё о клубах и модных местах, прочитать об успешных современниках и интересных людях, добавить свою статью и поделиться творчеством и идеями!

Мы в Лайне: line://ti/p/%40por7687f
Мы ВК: http://m.vk.com/club119464479

ОДНОГЛАЗКА

Рассказ


В родильном доме появился одноглазый ребёнок . Хотя похожие на это странные случаи встречались и раньше в истории человечества, этот случай посчитали невиданным доселе. Эту новость уже обсуждали в подробностях люди , словно видели его своими глазами, даже раньше акушерки , странная весть разнеслась повсюду. ... Акушерка, вымыв кое-как руки, торопливо завернув в пелёнки младенца, поспешила к директору. Директор, увидев растерянное, бледное лицо акушерки, ожидал глазами и ушами неприятную весть... Вместо ответа акушерка опустилась на стул. Только после этого странная весть дошла до ушей директора. И в это же время в кабинете появились ещё двое врачей. Даже если они ничего не говорили, директор по их лицам понял, зачем они пришли. И поэтому он постарался скрыть своё замешательство от коллег : - Не нужно паниковать! Такие вещи не раз случались и раньше.

- Хотя он и говорил так, Арслан Акыев вспомнил, что за последние пять лет он столкнулся только с одним особенным случаем. Как писали в журнале " Наука и жизнь", в котором даже разместили большую фотографию младенца, у девочки, родившейся в Индии на одной голове было два лица, два уха,четыре глаза, два рта, два носа. Как бы необыкновенно это не было, но ребёнок не был страшным и уродливым, был похож на двух детей. "Как же выглядит одноглазый ребёнок?" Последним задание директора было таким. – Пока не нужно никому ничего разглашать.Пусть от нас ничего не исходит. Все три женщины вышли из кабинета. И хотя внутри него был только доктор Арслан, ему казалось, что на его рабочем столе лежит ребёнок, завёрнутый в белую пелёнку, и пристально смотрит на него своим большим глазом. " А где у несчастного глаз-то? На лбу или..." Арслан Акыев раньше работал и в селах, и в городах, и в степи, где он только не работал.Даже много раз летал на вертолёте в коши чабанов, куда не ведут дороги и тропки.Уже восемь лет из своих пятидесяти он работает директором в этом родильном доме. Доктор является единственным мужчиной, про которого говорят, когда о нём заходит речь " какой Арслан?" - "Арслан гобек ата"(отец-повитуха), только он носит такое странное прозвище. За время его работы он стал свидетелем немалого количества особенных случаев:мертворожденные, лежащие поперёк, со спаренной головой, шестипалые, с заячьей губой,словом,среди детей, которым он помог появиться на свет, были разные.Но сегодняшний случай , действительно, был из ряда вон выходящий. (необычный) Что же делать? В первую очередь, Арслан Акыев должен на него посмотреть. Когда директор вошёл в широкое помещение, всё там было не так, как обычно. Женщины в белых халатах обычно, когда здесь появлялся директор, даже не обращали на него внимания.Но на этот раз они исподтишка наблюдали за ним, словно по выражению его лица хотели определить , как он относится к произошедшему. Акушерка, взяв в руки завёрнутого в пелёнки младенца, направилась к директору. Глаза Арслана Акыева , тысячи раз в своей жизни испытывавшие радость от взгляда на новорожденных, сегодня впервые увидели одноглазого ребёнка. Бывает страшно, когда нарушаются установленные веками привычные законы природы. Даже если Арслан Акыев смотрел двумя глазами, он не смог хорошо рассмотреть его единственный глаз. Невиданный ранее случай был не только особенным, но и очень страшным. Закрытая глазница, находящаяся между двумя бровями пониже переносицы, показалась ему какой-то опасностью. Директор неосознанно прошептал: " О ,Боже!" Младенец задвигал губами и напрягся, нахмурив лицо, словно пытаясь высвободиться из пелёнок. У акушерки, которая его держала на руках, дрожали бледные руки, дрожал на её бледных руках и свёрток с младенцем. Доктор Арслан сделал знак акушерке , чтобы шла за ним. Сейчас он даже не мог ничего озвучить словами. Идя впереди, директор вдруг услышал шёпот: " Как же этот ребёнок выйдет на люди?" Но эти слова послышались ему не как жалость акушерки к бедному младенцу, а как её недовольство ошибкой природы. " И вправду, как этот ребёнок выйдет на люди?" Директор попытался представить себе его завтрашний день. Вначале родителям малыша придётся оберегать его от людских глаз, потом ему самому придётся прятаться от людей. И так ему придётся провести всю жизнь.Перед глазами доктора Арслана оживают люди, которые околачиваются около их дома, желая увидеть Одноглазого человека, приходящие прямо в дом, найдя какой-нибудь глупый повод, а в его ушах звучит голос одного любопытного, приехавшего в село гостя: "Говорят, в вашем селе есть одноглазый человек. Нельзя его как-то увидеть? Я хочу на него посмотреть, даже если для этого нужно заплатить деньги. Да-а, как интересно!" Бедные родители до последнего будут оберегать одноглазого малыша. А что будет потом?... В пятнадцатой палате не было ничего, кроме двух кроватей. Директор, войдя внутрь, сказал, показав на одну из кроватей:
-Вот здесь положите, Эмине апа! Положив младенца на указанное место, женщина сказала, покачав головой: - Несчастный малай! - Ещё и малай?(мальчик) – спросил директор, который совсем забыл об этом узнать до этого момента. – Малай, Арслан Акыевич, малай. Малай, у которого всё остальное на месте... Слово "малай" снова унесло мысли Арслана Акыева в завтрашний день одноглазого ребёнка. " Ну и что, что он малай? Как он женится? Кто отдаст ему свою дочь? Какая девушка согласится жить с таким человеком?" Похожим вопросам не было конца... Доктор решил сказать акушерке о принятом им решении. – Правильно говоришь ,Эмине апа. " Несчастный малай", и этим всё сказано. Ребёнок, на счастье которого был поставлен крест в день его появления на свет, словно не соглашаясь на такую судьбу, заплакал, нахмурив лицо. В тот момент у доктора, посмотревшего на ребёнка, появилось чувство, что одноглазый малыш смотрит на него сердитым взглядом. – Ключ в дверях, Эмине Хуснитдиновна. Без моего разрешения в эту дверь, кроме вас , не должен входить никто. Хотя бы мы сделаем всё , что в наших силах, чтобы оберечь несчастного... И кормить его тоже носи сама. Когда мать встанет на ноги, переведи её сюда. Когда доктор Арслан подошёл к своему кабинету, у его двери стоял его знакомый коллега, работающий в соседней поликлинике. Увидев директора, он иронично улыбнулся. – Это правда , о чём говорят, Арслан Акыевич!? Если правда, это – фе-но-мен! Арслан Акыевич рассердился не из-за того, что коллега поинтересовался особенным случаем, а из-за того, что эта информация уже вышла за пределы родильного дома. – Нельзя ли увидеть такого особенного младенца, Арслан Акыевич? Директор проговорил, не глядя в лицо стоящего напротив. – Сейчас я собираюсь взять в руки этого ребёнка и прийти в вашу поликлинику. Иди и собирай врачей на зрелище. Будет несправедливо, если будешь смотреть на такое один. Ответ покоробил любопытного гостя. Даже если дверь была открыта, он удалился. В это время в кабинете зазвонил телефон. Звонил заместитель хякима города. И его разговор постепенно перешёл к одноглазому ребёнку... Положив трубку на место, доктор сел, подперев левой рукой лоб. " Ну да, это неудивительно. Эта весть должна была так быстро разлететься." Опять зазвонил телефон. Узнав по голосу в трубке свою дочь, которая вышла замуж в прошлом году, он сначала тихо, а потом сердито заговорил: - Тебя тоже интересует этот ребёнок? У вас другие дела закончились, что ли?.. Словно родившись от громкого стука брошенной трубки, в голову директора пришла одна мысль. Под воздействием этой мысли доктор открыл шкаф с лекарствами, стоящий рядом, и вытянул полочку. Там лежала красивая коробка с шприцами. Их было много.Но даже одна из них могла избавить от мучительной жизни младенца, родившегося с одним глазом.Через некоторое время шкаф осторожно закрылся. Теперь одна из невидимых иголок для уколов вышла из шкафчика и словно сделала ход в сторону мозга доктора. Даже когда Арслан Акыев поздно вечером вернулся домой, первым словом, услышанным от своей жены был вопрос об одноглазом ребёнке. Доктора взбесил вопрос, повторявшийся с самого утра десятки раз. – По моему, люди сегодня позабыли все свои дела и заботы, и думают только об этом ребёнке... Несколько лет назад разве не родился ребёнок с одной ноздрёй, а после с одним ухом? - С одним ухом, и с одним глазом- это ведь не одно и то же, Арслан?- схватилась за ворот платья Биби, не получившая удовлетворительного ответа. – Наверное, это очень страшно выглядит. Бедняга, как он выйдет на люди, когда вырастет? Бедная мать, наверное, в шоке. – Эти слова с момента рождения одноглазого малыша повторялись и в голове самого доктора, и он сам не нашёл ответа на эти вопросы. И поэтому у него не было другого пути, кроме как согласиться со сказанным. " Правильно говоришь, Биби. Бедняга, когда вырастет, будет ещё страшнее." - А ничего нельзя с этим поделать, Арслан? Хотя вопрос был и неуместным, он напугал доктора. Он напомнил ему о том "выходе", который он нашёл в своём кабинете. Поэтому он захотел закончить этот разговор об " одноглазке". – Ты уже готова ехать или будешь ещё говорить? - Готова! – ответила Биби и направилась к машине. – И говорят, это мальчик.... – Это мальчик...Ну-ка садись уже! - А руки, ноги хотя бы на месте?


Слова Арслана выстрелили как из ствола ружья. – Всё на месте. Вес четыре килограмма двести. Рост 51 см. Сам светленький. Всё? - Ну ладно тебе. Считай, что не спрашивала! Как ты разговариваешь? Даже если она и сказала « Считай, что не спрашивала», вопросы Биби об одноглазом ребёнке до самого выхода из города, совсем вывели из себя Арслана Акыева. Поэтому он остановил машину рядом с женщиной с ребёнком на руках, стоящей у начала шоссе, даже если она и не делала никаких знаков. – Садись, сестра, если направляешься в сторону Акибая. Биби не понравилось, что её муж остановился и предложил свою помощь человеку, который даже не поднимал руки, она с иронией съязвила: -- Может, и дверцу ей откроешь? Арслану, и вправду пришлось открывать ей дверь. В руках женщины с ребёнком был ещё и большой узел. Арслан Акыев заранее знал , что услышит за свою сердобольность много придирок от жены. Но он был готов слушать какие угодно придирки, но только не разговоры об одноглазом ребёнке. С появлением чужого человека, в машине наступила тишина. Доктор, который избавился от навязчивых расспросов жены с помощью своей уловки, немного успокоился. Но его довольство собой не было продолжительным. Попутчица с ребёнком повернула голову к Биби. – Ты слышала новость, дайза? Биби, сидевшая нахохлившись, обиженная поведением мужа, даже не захотела разговаривать с этой женщиной. Но женское любопытство победило её волю. – Новостей разных много, дорогая... А что за напасть приключилась в мире? - Новостей, конечно, много, но вы , наверное , ещё не слыхали, что родился младенец с одним глазом. – Ну, это мы тоже слышали. – А слышали, что у него три ноги? - О трёх ногах ещё не слышали. – И не услышите! – с всезнающим видом высокомерно сказала женщина. – То , что он одноглазый и трёхногий, тщательно скрывают. А самого охраняют с оружием. Чтобы никто не увидел. И говорят, он такой страшный, такой страшный, что и человеком его нельзя назвать, а назвать зверем, то нет рогов. Говорят, директор роддома, хоть и мужчина, упал без сознания, увидев его... Чтобы « убежать от дождя», Арслан Акыев испортил настроение жене, но его настигла ещё худшая «гроза ». «Сколько уже клеветы о тебе сказано? Как ты будешь нести этот груз?» Разговору женщины с ребёнком о одноглазом малыше не было видно конца. Но силы небесные пришли на помощь Арслану, который был уже по горло сыт этими разговорами - у неё вдруг заплакал ребёнок... Даже сидя на поминках у родственников, при чтении молитв, Арслан Акыев думал не о своём дяде, покинувшем этот свет, а вспоминал последние слова, сказанные той женщиной с ребёнком на руках, когда они приехали ближе к селу, и она уже выходила из машины.


– Всё равно у этого ребёнка не будет жизни. Про него можно сказать, что он умер до своего рождения. Женщина права. Он ещё до своего рождения сгорел...(пострадал) Если люди пророчат тебе такую судьбу, когда ты ещё даже не вошёл в жизнь...(шагу не ступил по жизни) Доктор снова вспомнил свой рабочий кабинет, шкаф с лекарственными средствами. Закончили читать молитвы, начались обычные разговоры, и один из пожилых людей поднял голову. – Кстати, Арслан еген, правда или неправда, в вашей стороне говорят, что-то нехорошее случилось. Даже не знаю, как сказать...
Доктор, думая, что вопрос затянется, быстро ответил. – Да, дядя Мухаммед, это правда. Сегодня в нашем родильном доме родился одноглазый ребёнок... - Сказали, мальчуган... - Да, дядя Мухаммед, это мальчик. На всё воля Божья. Последние слова Арслана были очень к месту. Это положило конец дальнейшим расспросам дяди Мухамеда. Дядя Мухаммед вновь нарушил наступившее молчание. – Если я скажу что-то неподобающее, пусть Бог простит мой грех. Но было бы лучше, если Создатель своей же волей забрал такое своё создание, которое привёл в этот мир. Всё равно у бедняги будет страшная доля. Лучше было бы, если он стал белой птицей рая. Эти слова сильно подействовали на Арслана. Доктор поверил, что и эти слова дяди, которого он считал очень мудрым человеком, являются мудрыми. Причиной этому было то, что когда доктор Арслан впервые увидел ребёнка, ему в голову пришла эта же мысль. Возможно, что и очень много других людей тоже будут согласны с доктором и дядей Мухаммедом . Доктор Арслан верил, что это так.
Когда они возвращались назад, может быть, под воздействием поминок, Биби сидела молча. Арслан включил радио. По радио передавали последние новости: В Китае взбурлила река Сингари, и привела к многочисленным человеческим жертвам. Турецкий учёный признался, что выдумал сенсацию, облетевшую весь мир, что на вершине горы Арарат был найден Ноев ковчег. Семидесяти двухлетний американский доктор , армянин по национальности , помог уйти из жизни , проведя эвтаназию безнадёжно неизлечимым больным, по их собственной письменной просьбе . Было принято решение, за подобное преступление в ближайшее время призвать его к судебной ответственности. Хотя выпуск новостей ещё продолжался, только весть о эвтаназии засела в мозгу Арслана... *
Когда утром Арслан Акыев приближался к родильному дому, ему казалось, что в дверях его встретит Эмине апа с одноглазым ребёнком на руках. Он тихо улыбнулся. Ну, почему Эмине апа должна встречать тебя у дверей? Родившая ребёнка с одним глазом сестра тебе, или дочь? Кто ты? Ведь ребёнок не умер, он просто родился инвалидом? Другое не должно тебя беспокоить тебя, товарищ доктор. Но всё же ребёнок-одноглазка превратился в основную заботу Арслана Акыева. Хотя он и может вынести его из-за рамок своего врачебного пространства, но не может вынести его за рамки пространства человеческого. Даже ложась в постель, он думал об этом ребёнке. И он был очень удивлён, что после таких переживаний не видел никаких снов. Хотя положение было не совсем таким, как предполагал Арслан Акыев, но близким к этому. Первым, кого он встретил, была Эмине апа. – Мамаша малая отказывается кормить своего ребёнка, Арслан Акыевич. Еле-еле уговорила покормить его другую маму. Директор ожидал всего, но только не этого. – В того, кого наказал Бог, и пророк своим посохом тычет, Эмине Хуснитдиновна! - Похоже на то! Директор вошёл в свой кабинет, но не мог войти в свой привычный график работы. С чего начинать? Говорить с его матерью? Наступать на больное... Что-же делать? Когда дверь тихонько открылась, директор подумал, что пришёл кто-то из его работников. Но худой человек ростом с дверной проём был доктору совершенно незнаком. Он был очень непригляден. Человеку, которому не было и тридцати лет, глядя со стороны, можно было дать все шестьдесят. Сильно затянутый ремень, на котором держались его мешковатые брюки, делил его длинную фигуру на две части. Усы и борода не видела бритвы несколько дней. Скорее всего, сегодня, встав с постели, он даже не умывался – на его щеку прилипло что-то, похожее не шелуху семечки подсолнуха. Человек с очень неопрятной внешностью, даже не дожидаясь приглашения, вошёл и сел прямо перед директором. Запах, который он принёс вместе с собой, начал распространяться по кабинету. И к тому же, пришедший человек глубоко вздохнул и выдохнул, после чего у доктора закружилась голова от неприятного запаха. Человек, хотя и молодой по возрасту, но кажущийся стариком, заговорил согласно своему уровню развития. - Ты хозяин этого места, друг? - Не хозяин, а директор. Говори! - Коли говорить, директор – начал он, и снова вздохнул и выдохнул так , что кабинет словно превратился в кадку с прокисшей капустой. – Коли говорить, из-за тебя я теперь на люди не могу выйти...Сам теперь разбирайся со своим одноглазым ребёнком, которого принял у моей бабы. Не могу же я опозориться , принеся в село то, чего нет во всём мире. Ты же должен это понимать. Арслан Акыев не знал, смеяться ему или сердится? Но после таких слов, известно, что отвечают подлецам, носящим имя мужчины. Но Арслан Акыев не захотел обижать человека, у которого и так хватало своей больной ноши, который и так уже был обижен сверх меры. Худой человек, встал, опустив голову вниз, напоминая подсолнечник, который не может удержать свою тяжёлую голову. Он засунул руку в нагрудный карман и неприятно улыбнулся. – Не думай, что даю взятку! – на стол директора приземлился сложенный жёлтый листок бумаги, на котором было написано « Атанепесовой Алмагуль» -- А это вручи бабе, которая умеет рожать одноглазых детей, начальник. Арслан Акыев еле удержался от бранных слов, и молча смотрел за человеком, который уже шёл в сторону двери. « Если мать не желает тебя кормить, а отец содержать, кому ты нужен будешь, дорогой?» ...В приоткрытую дверь показалось лицо Эмине апа. Доктор вспомнил о просьбе, которую хотел ей высказать, и посмотрел на лист, лежащий на столе. Но доктору не пришлось ничего говорить. Вслед за Эмине в комнату тихими шагами вошла ещё не пришедшая в себя после родов женщина. Это была женщина, родившая одноглазого ребёнка. По её внешности нельзя было и предположить , что она живёт в одном доме с тем человеком, насквозь пропитавшимся неприятным запахом, который приходил только что. Но ведь ещё говорят « Муж и жена, одна сатана». Алмагуль смахнула слёзы и начала говорить: - Это называется, я родила ребёнка, доктор? Как я теперь вернусь в село? Как покажусь в глаза знакомым? Пожалейте меня, доктор! Пожалейте! Доктор, лучше чем Алмагуль понимал её положение. И именно поэтому не мог найти для неё слова утешения. – Я предчувствовала, что случится что-то плохое... Её незаконченные мысли продолжил вопрос доктора « Ваш муж пьёт иногда?» Алмагуль вздрогнула, словно ей наступили на рану.- Если бы он пил иногда, от него бы ведь родился нормальный ребёнок. Я ещё удивляюсь, как с его питьём, у нас родилось что-то, похожее на ребёнка, а не бутылка с водкой...Что мне теперь делать, доктор? Доктор ответил прямо, не желая притворяться. – Остаётся только смириться, сестра. И сами привыкнете со временем, и люди. Человек существо выносливое. Есть такие, которые терпят ещё большие страдания. Вы тоже считайте, что должны вынести трудности положения, в которое попали. Люди добры. Но то, что ты не кормишь ребёнка, это... Вот, этого люди не одобрят... Вдруг глаза Алмагуль, бывшие глазами несчастной, ожидающей помощи женщины ,превратились в разбойничьи, в них вспыхнули искры. –Это всё, что ты хотел сказать? Может, что ещё скажешь? Директор посмотрел на бумагу перед собой. – Это письмо оставил твой муж. Что я могу ещё сказать, кроме того, как посоветовать быть мужественной... С гневом схватив протянутое письмо, Алмагуль вышла. Оставшемуся в одиночестве в кабинете Арслану Акыеву не пришлось долго заниматься своими делами. Через некоторое время приоткрытую дверь кабинета достиг возникший шум. Какой - то резкий звук, напоминающий звон разбитого стекла, стал дополнением к прежнему шуму. Тревожный женский крик « Вай, держите!» заставил директора выбежать из кабинета. Пять-шесть женщин столпились перед высоким окном и были заняты чем-то непонятным. В глаза поспевшего к ним директора попались открытое окно и битое стекло под ногами. Никто и внимания не обратил на лежавший среди осколков стекла желтоватый лист, о содержании которого никто, кроме доктора, и не предполагал. Это, должно было быть, письмо, брошенное на стол директора. На лице Алмагуль, которую уже подняли с места, не было ни кровинки. Здоровая медсестра, схватила её за руки и почти силком потащила в сторону палаты, ругая её, на чём свет стоит. - Такие свои игры устраивай у себя дома, глупая баба. Хочешь нас в тюрьму упечь, прыгнув с третьего этажа? *
Ни на работе, ни дома, доктор Арслан не мог думать ни очём другом, кроме этого одноглазого ребёнка. Как бы он не заставлял себя не думать о нём, всё равно ничего не выходило. Как и все другие дети, родившиеся в родильном отделении, ещё через три-четыре дня и бедный одноглазка покинет заведение доктора Арслана. Но хотя он и покинет родильный дом, но не отдалится от его директора. Он словно родился не в родильном доме, а в мозгу у Арслана Акыева. Доктор хочет помочь ребёнку, родившемуся на этот свет несчастным, а это ему не по силам. И хотя он понимал, как опасны его мысли о том, как можно помочь ребёнку, родившемуся со знаком несчастья не в каком-нибудь скрытом месте, а прямо на лбу (посередине лба), он не может забыть и об этом. Он служит вере, что одно страшное движение, способное иногда избавить человека от мук, по своим результатам, может превратиться из страшного - во благо. Но нет и советчика, который мог бы уверить его, что это будет благом наверняка. Его и не должно быть. Это должно быть скрыто от всего мира. Нужно действовать без свидетелей. И в конце концов , эта тайна должна на одних носилках с тем, кто совершил это действо, отправиться на кладбище и быть захоронена вместе с ним в одной могиле. ...Этой ночью доктору Арслану приснился сон. Если судить по ситуации, конечно же, ему должен был присниться одноглазый ребёнок. Но человек, который ему приснился, был одет в одежду, непохожую на современную, и он говорил тихим, но решительным голосом. « Ты помнишь клятву, которую давал мне, доктор? Твоя стезя – помогать людям. Не забывай своей клятвы. Если ты забудешь свою клятву – на тебе будет поставлен чёрный крест. Подумай об этом, подумай об одноглазом ребёнке.!» Приснившийся человек был немногословен, и так же, не задерживаясь, он растаял в воздухе. Арслан даже не успел рассмотреть этого странного человека. Но он успел увидеть, что в его правой руке был шприц. Если сам приснившийся человек и был похож на древних лекарей, но шприц в его руке был таким же современным, как на работе доктора Арслана. Если бы доктор знал, что он так быстро исчезнет, он хотя бы спросил его: « Что за шприц у тебя в руке? Почему ты показываешь его мне?» Хотя Арслан и не успеть задать вопросов, проснувшись, он предположил, что приснился ему Гиппократ, считающийся Богом врачевания. Сон был коротким, но переживаний принёс надолго. Как понимать слова Гиппократа? Что означают его слова «Подумай об одноглазом ребёнке?» Ведь для того, чтобы его спасти, есть единственный путь. Может, Гиппократ посоветовал пойти этим путём? Доктор хотел отдалиться от мыслей, уснуть, и обратился к способу, которому прибегал, чтобы быстро уснуть – расслаблению мышц. Только его заволокло туманом сна, в его ушах зазвучал нежный детский голосок « Доктор Арслан! Доктор Арслан! Я одноглазый мальчик! Я одноглазый мальчик!» От этого голоса сон доктора окончательно прошёл. Когда этот голос прекратил звучать в его ушах, он начал повторяться в его мозгу. Чем может это закончиться, если будет продолжаться четыре-пять дней, не прекращаясь? ...Хотя по ночам, в палате, вход в которую был строго воспрещён, дежурил кто-то другой, днём дежурила только Эмине апа. Эмине Хуснитдиновна решила воспользоваться приближением директора. – Арслан Акыевич, если вы хотите здесь задержаться, можно я позвоню из вашего кабинета своему малаю? Директор зашёл в палату и закрыл дверь. Когда он поднял марлю, которой была прикрыта кроватка ребёнка, у Арслана Акыева в груди замерло сердце. Он думал, что ребёнок спит, но его один глаз, показавшийся ему даже больше, чем был на самом деле, смотрел прямо на доктора, и ему показалось, что в нём затаился страх. Он словно бы вопрошал: « Доктор Арслан! Доктор Арслан! Зачем ты пришёл ко мне?» « Я пришёл, чтобы сделать тебе добро, чтобы спасти тебя, избавив от мучений, которым ты будешь подвергаться всю свою жизнь.» « Но я ведь родился на этот свет. Ведь мне же была подарена жизнь.» « Но ты не понимаешь, какая несчастная жизнь тебя ждёт?» « Даже несчастная жизнь лучше смерти, доктор Арслан знает, что это так.» Доктор Арслан не осознавал хорошо, шепчет ли ему кто-то на ухо эти слова, или он говорит сам с собой. Он думал. Ребёнок снова завладел его вниманием. Блестящий чёрный глаз, хотя и был один, но это был настоящий человеческий глаз. И он глядел на доктора, моля о пощаде. (помощи?) Когда Арслан Акыев засунул свою руку в карман белого халата, его пальцы словно обожглись , задев шприц, будто он дотронулся горячих углей. Этот огонь распространился по всему его телу. Он даже не очень почувствовал, что его рука, которую он мгновенно вытянул из кармана, была пуста, но то, что пальцы его судорожно дрожали, он и почувствовал, и увидел. И вдруг он почувствовал на своём вспотевшем лбу прохладный ветерок. В дверь постучали. Арслан Акыев был рад, что Эмине апа возвратилась так скоро.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить